10997

Тот, у кого дача сами знаете где…

Власть отмежевалась от назойливых журналистов. Теперь все корры ходят под статьей.
Почему-то многие издания и редакции не забили тревогу после разъяснений Конституционного суда (КСУ), запретившего собирать, хранить и опубликовывать информацию о чиновниках всех мастей, мотивируя это вмешательством в личную жизнь. После опубликования определения КСУ, представители всех мелитопольских СМИ отослали свой протест в Конституционный суд Украины и омбудсмену Нине Карпачевой.

Власть отмежевалась от назойливых журналистов. Теперь все корры ходят под статьей.

Почему-то многие издания и редакции не забили тревогу после разъяснений Конституционного суда (КСУ), запретившего собирать, хранить и опубликовывать информацию о чиновниках всех мастей, мотивируя это вмешательством в личную жизнь.

Статусом информации о частной жизни чиновников КСУ заинтересовался по инициативе Жашковского райсовета Черкасской области. Депутаты маленького городка (всего-то 13 кв. км) попросили суд определить, какие сведения о должностных лицах нельзя предавать огласке.

Ответ суда прозвучал 20 января в решении № 2-рп/2012. В нем сказано, что информацией о личной и семейной жизни гражданина является, в частности, «любые данные об отношениях неимущественного и имущественного характера, а также связанные с ним и членами его семьи обстоятельства и события», а значит, получение, хранение и распространение данной информации запрещено. Нарушения этой нормы караются штрафом до 1000 необлагаемых налогом минимумов или до трех лет тюрьмы. «Рецидив», то есть, повторное нарушение, грозит журналисту лишением свободы сроком на 5 лет.

Выходит, что большинство столичных коллег уже давно должны сидеть за решеткой? К примеру, президентское Межигорье, о котором исписаны тонны газет и сняты сотни часов передач, «тянет» минимум на пару-тройку лет кутузки.

Да и местным журналистам пора задуматься, не начать ли сушить сухари. Вспомнилось почему-то, как я писал о майорше милиции, укравшей из супермаркета трусы персикового цвета. Она-то осталась на свободе, а меня, при такой трактовке законов, пора бы и посадить?!

Теперь, отправляя журналистов на задание, с тревогой ждешь телефонного звонка «оттуда» или гулких шагов на лестнице…

Ведь дело даже не в том, что теперь незаконно писать о нетрудовых доходах, связях с криминалом или чрезмерной заносчивости должностных лиц, а и просто выйти с фотоаппаратом и диктофоном на улицу. Ведь в массе прохожих, бывает, не заметишь какого чинушу, а он запросто заявление накатает — мол, выслеживают журналисты, вынюхивают, жить мешают. И на этом простом основании правоохранители возьмут в оборот неугодное СМИ — обыски, задержания, экспертизы, очные ставки. К счастью, хоть расстрел отменили…

После опубликования определения КСУ, представители всех мелитопольских СМИ отослали свой протест в Конституционный суд Украины и омбудсмену Нине Карпачевой.

P.S.

Жалко еще, что теперь наши читатели останутся без советов опытного огородника и садовода, депутата горсовета Валерия Мищенко — ведь, по сути, его откровения о дачной жизни и любви к матушке-земле тоже попадают в разряд конфиденциальных. Единственный выход — писать «Тот, у кого дача сами знаете где…»

Денис Савенков, гл. ред. «НГ»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.