1501

Мелитопольские авиаторы: Сегодня под крылом –Молочный лиман, а вскоре будет океан

Наверняка, «Ил» тоже соскучился по полётам, которые в последние годы случаются всё реже. Поднимаемся на борт, гигантская птица выруливает на взлётную полосу. Экипаж занят своей работой, однако успевает подсказать мне и коллеге, что надо покрепче держаться в момент взлёта и посадки.

 «У НАС ЕЩЁ  ДО ВЗЛЁТА 14 МИНУТ»
Все участники полётов, а это экипажи двух Ил-76, опытные авиаторы и те, кому предстоит выполнять ответственное задание под присмотром инструкторов, собрались на инструктаж. Командир эскадрильи рапортовал о готовности лётного состава, командир бригады – о готовности инженерно-технического состава и авиационной техники. Дежурный медик доложил о прохождении медосмотра. Начальник метеослужбы сообщил прогноз.
 

 

Предупредил: в светлое время местные птицы поднимаются до высоты 300 метров, следует быть предельно внимательными. На случай непогоды, а к нам из-за близости Азовского моря дымка приходит неожиданно и быстро, определяются два запасных аэродрома. Все одновременно смотрят на часы, сверяя время. Вперёд!

ЗА ДЫМКОЙ МОРЯ НЕ УВИДЕЛИ

Наверняка, «Ил» тоже соскучился по полётам, которые в последние годы случаются всё реже. Поднимаемся на борт, гигантская птица выруливает на взлётную полосу. Экипаж занят своей работой, однако успевает подсказать мне и коллеге, что надо покрепче держаться в момент взлёта и посадки. Но разговоры здесь излишни, к тому же, экипаж работает в наушниках, обычная речь едва слышна из-за шума.

Зная, как неодобрительно относятся авиаторы к фото- и видеосъёмке во время полётов, стараемся не мешать. Толстое стекло иллюминатора напоминает отрицательные линзы очков и искажает картинку. Земля, словно в старом документальном кино: дома, поля, дороги и речушки – серые и чёрные, и только подрастаявший снег слегка зацепился за борозды в полях. Некоторые участки с высоты 600 метров напоминают вафельное полотенце. Реки, как серо-зелёные вены, ещё под ледовой корочкой, в низинках заметны «блюдца» — скопление талой воды.

- Смотрите, это Молочный лиман, в хорошую погоду отсюда хорошо видно и Азовское море, — подсказывают мне. Увы, сегодня глазу доступно немногое.

ФУТБОЛ НАД ИНДИЙСКИМ ОКЕАНОМ

Бортинженер Павел Тищенко совершает сегодня свой «крайний» (у авиаторов, как и сапёров, нет в лексиконе слова «последний») полёт и уходит на пенсию. Правда, работать планирует по специальности и дальше, но уже в частной авиакомпании. С мелитопольским полком его связывают 10 лет службы, вспоминать которые он обещает только добрым словом.

- Что запомнилось за 23 года службы?

- Когда мы почти 11 часов летели из Джакарты в Эмираты, над Индийским океаном всем экипажем играли в грузовом отсеке в футбол. Кроме одного человека – штурман сидел на связи, а мы летели на автопилоте. Мы туда отвезли из Германии груз, а обратно порожняком летели. Победила дружба!

- Какие интересные грузы возили?

- Возили натовских военных на «Хаммерах», автомобили, питьевую воду. А ещё арабских скакунов. Лошади в полёте волновались, хотя и загружались в узкие стойла, чтобы не имели возможности двигаться.

ЛЕТАЮЩИЙ КЛАСС

- А вы знаете, что сейчас на борту находятся сразу три одноклассника? – неожиданно спросил один из членов экипажа.

- С Сергеем Хоменко мы учились вместе с 4-го класса, а Павел Бузов пришёл к нам из параллельного класса в 9-й, — рассказывает гвардии майор Андрей Кагиров – штурман, заместитель командира эскадрильи по воспитательной работе.

- А мы с Пашей ещё в одну детсадовскую группу ходили, — весело добавляет гвардии капитан Хоменко, начальник связи эскадрильи.

- Раньше авиагородок был закрытой территорией, здесь жили только военные, — продолжает объяснять Кагиров. – Потому и общение у здешних ребятишек было только в своём кругу.

- Мы здесь просто не видели другой жизни! — подтверждает борттехник, гвардии старший лейтенант Павел Бузов. — На «гражданке» мы себя просто не представляли. Можно так сказать: «Материнское молоко мы выпили с первыми глотками керосина» (шутливый экспромт вызвал дружный хохот приятелей).

- В нашем 10-А, который выпустился в 1988 году, было поровну мальчиков и девочек, — рассказывает Андрей Энверович. – Так вот, из 14 парней 12 поступили в военные училища!

- 70% выпускников нашего Пермского военного авиационно-технического училища были хлопцы из Украины. И когда страна получила независимость, к нам приехал представитель министерства обороны и сказал: «Желающие служить в Украине – возвращайтесь!» — говорит Бузов.

- Югославия оставила очень хорошие впечатления, — вспоминает Павел Дмитриевич. – Это был 2005 год. Мы там ночевали трое суток под крики муллы, патронные выстрелы и шум свадеб. Мы в Косово были, в Приштине, на польско-украинской базе. Хорошее впечатление от командировок в Российскую Федерацию: Дальний Восток, Камчатка…

- Не могла не запомниться прошлогодняя Гренландия, — выражает общее мнение Сергей Иванович. — В этом году опять готовимся лететь. Жаль только, низких температур фотоаппарат не переносит: там же до 70 градусов мороза бывает. У фотоаппарата даже объектив не закрывается, инеем покрывается! Приходится отогревать его у тела, но расстегивать тёплые куртки тоже неприятно.

- Встречаетесь ли с другими одноклассниками?

- Это у нас традиция! – убеждает Кагиров, активный организатор таких встреч. — В 2008-м отмечали 20-летие  окончания школы. Когда ресторан закрыли, допивать и предаваться воспоминаниям мы перебрались в другое место.

А 10 ЛЕТ СПУСТЯ?

У Андрея и Павла – дочери, которые хотели бы полетать, но с папами и только пассажирами. 12-летний сынишка Сергея папину службу уважает, однако военным себя не видит. Отец объясняет: «Мы о другом мечтали – быть космонавтами, врачами, учителями. Сейчас дети хотят быть бизнесменами. Причём это должно произойти сразу после школы».

А каким видят авиаторы своё будущее? Поясняют:

- Но если со стороны правительства будет такое отношение к армии, то, конечно, скоро все уйдут! Многие перейдут на коммерческие линии. Ну а мы, и оставшись в Мелитополе, не пропадём — Кагиров по линии ОБСЕ получил диплом психолога, Сергей может работать менеджером, Павел по норвежской программе учился на эколога.

Кроме того, благодаря учёбе в классе с химическим уклоном все имеем гражданскую специальность «химик-технолог». Правда, пока без полётов себя не представляем!

А КТО Ж БУДЕТ РОДИНУ ЗАЩИЩАТЬ?

- Лётная смена предназначена для того, чтобы восстановить навыки почти год не летавших авиаторов, особенно накануне заграничной командировки по доставке топлива с авиабазы Туле Гренландии за Северный Полярный круг на метеорологическую станцию «Норд», – пояснил «Индустриалке» командир 25-й бригады транспортной авиации полковник Александр Пасиченко. – Совместная с Данией операция «Північний сокіл» пройдет с 6-го по 26 апреля. Полёты выполнялись в простых и сложных метеоусловиях, мы готовились к посадке на укороченную полосу. Отработали действия экипажа при отказе одного двигателя.

Вообще-то, лётчик должен летать хотя бы один раз в месяц и иметь не менее 40 часов налёта в год. У нас же есть лётчики, которые в воздухе были всего… 15 минут – то есть, произвели один полёт по кругу – и всё. Вредят простои и технике: если самолёты не летают, то они плавно умирают.

И всё же, пока есть силы служить и выполнять полёты и пока есть кому передавать опыт, мы не будем спешить уходить из армии. Может, это звучит банально, мне близка фраза из старого фильма: «А кто ж будет Родину защищать?».

Автор: Левченко Ирина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.