Александр Черненко

Выборы в Грузии. Послевкусие

«Победа Маргвелашвили на президентских выборах в Грузии была прогнозируема и ожидаема, но никто не ожидал, что она будет такой убедительной, а партия Саакашвили не просто получит поражение, а терпит фиаско.

Люди из окружения Саакашвили говорят, что сейчас они «возьмут паузу» и будут ждать местных выборов, которые состоятся уже в мае следующего года. Особенно интересна для них стратегическая должность мэра Тбилиси, с которой «националы» планируют перейти к контрнаступлению.

Хотя трудно представить, каким образом они планируют бороться за город, где поддержка Саакашвили одна из самых маленьких.

Очень хочу ошибаться, но что-то мне подсказывает, что после этого поражения Саакашвили и его партия уже не оправится, и на ее базе будет формироваться новый политический проект. Но это в далеком будущем.

А что ждет Грузию в ближайшем ? «Разгул реакции», политические репрессии, свертывание реформ, объятия Росси , или обычное топтание на месте?

Многое зависит от личности нового премьера, который придет на смену Иванишвили, которого эта должность откровенно тяготила.

Загадкой остается внешняя политика новой власти, которая у Иванишвили вообще отсутствовала. За год своего премьерства он лишь трижды побывал в Европе: в Брюсселе, Страсбурге и Давосе, посетил соседние Ереван и Баку.

Россия сегодня радуется не от столько победе Маргвелашвили, столько поражению Саакашвили. «Медовый месяц» Кремля и «Грузинской мечты» закончился еще до президентских выборов. Российские власти, которые воспринимает политическую действительность в соседних странах через призму сюжетов на канале OРТ, привыкла оценивать все в категориях «свой — чужой».

Янукович, кстати, яркий пример. И поэтому робкие заявления Иванишвили о европейской перспективах и НАТО в России воспринимают как вызов.

Для этого и достали «из нафталина» Бурджанадзе. Сейчас уже как-то неудобно вспоминать, что на романтической революционной волне у нас называли Нино «грузинской Тимошенко». Но поздняя Бурджанадзе убедительно деградировала до уровня ранней Витренко.

Хотя, если учесть ее место в нынешней грузинской политике, то напрашивается другая аналогия — Виктор Владимирович Медведчук. Сравнение тоже хромает, учитывая, что Нина, как ни как, но поддерживает почти 10 процентов грузин, в то время как рейтинг кума Путина — величина, которая стремится к нулю.
Однако дело здесь не в рейтингах.

Для меня было загадкой, зачем Кремлю вкладывать ресурсы в этот проект — ведь Бурджанадзе забирала голоса именно у «Грузинской мечты». Но сейчас все ясно. Присутствие в политике таких персонажей, как Бурджанадзе или Медведчук нужно Росиия для постоянного напоминания действующим президентам стран «большой брат» — он здесь, под боком и «все видит».

Наконец, наличие таких людей нужно для того, чтобы Путин мог поехать к ним на день рождения или на «круглый стол» вместо встреч с официальными властями, в случае, если они будут проводить слишком самостоятельную политику.
А за Грузию, конечно, обидно.

Эта страна давно стала любимой для многих украинцев. Саакашвили и его реформы, наряду с гостеприимством, историей и природой, стали неотъемлемой частью грузинской сказки, где, как и в любой сказке, было вымышленного не менее чем реального.

Тем не менее всегда грустно, когда сказка заканчивается».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.