Сергей Лещенко

Почему сын Януковича и Арбузов чувствуют себя так комфортно

Волны после скандала со снятием ареста со счетов Сергея Арбузова продолжают раскачивать украинское общество. Почему банкиры Семьи чувствуют себя так удивительно вольготно? Почему Генпрокуратура практически никак не реагирует на откровенно странные решения судов в пользу Семьи? Занимается ли Генпрокуратура расследованием деятельности людей, в отношении которых санкции наложены даже Евросоюзом? В своем блоге на УП журналист и депутат Сергей Лещенко задается этими вопросами и надеется услышать на них ответы лично от генпрокурора Виталия Яремы.

Если кто-то думает, что мы навсегда избавились клана Януковича, он глубоко ошибается. Они грезят реваншем, и последние события вокруг Сергея Арбузова это доказывают.

На прошлой неделе общество всколыхнула история о снятии ареста со счетов Сергея Арбузова и его жены. Это решение было принято судьей Печерского суда Подпаловым 21 ноября. По моей информации, на счетах хранилось 80 млн. гривен, доступ к которым должны были получить супруги-беглецы.

Судья мотивировал тем, что Арбузов не был уведомлен о подозрении по делу о финансировании фактически частного «Банковского телевидения» за счет НБУ (за два года, в 2012-13-х Арбузов залил туда денег Нацбанка на сумму 117 млн. гривен и 172 тыс долларов).

Через три дня, 24 ноября, Печерский суд повторно наложил арест на счета Арбузовых. Правда, с правом обжалования постановления в течение 5 дней, что позволяло Арбузову снимать деньги — до момента вступления второго решения в силу. Однако, несмотря на предположения в интернете, ни одна гривня со счетов Арбузовых списана ни была — деньги были заблокированы Госфинмониторингом.

Клан Януковича, несмотря на кровавый финал своего клептократического правления, не сдались.

Об этом свидетельствует еще одна история, которую рассказали мои источники. Так, одним из немногих легальных бизнесов сына Януковича в Украине был «Всеукраинский банк развития», который, несмотря на все преступления, совершенные этой семьей, продолжал легально функционировать в Украине до начала декабря (!) 2014 года.

Можно ли представить, что в Германии после 8 мая 1945 работали бы какие-то предприятия Гитлера или Геринга? Или в Америке после 9 сентября 2001 года — компании бен Ладена? Очевидно, что нет — тогда как в Украине это оказалось возможным.

Все указывает на то, что Янукович считал, что его никто не будет цеплять и он договорится — по словам моих источников, с момента побега отца 21 февраля 2014 по май 2014 физические лица с фамилиями, которые никому ни о чем не говорят, внесли во «Всеукраинский банк развития» 40 млн. долларов на депозиты. Причем вносились одинаковые круглые суммы по 3-5 миллионов в одни и те же дни.

Мать Сергея Арбузова, ключевое лицо в клане Януковича Валентина Арбузова, продолжала работать руководителем «Всеукраинского банка развития» до августа 2014 года — причем не одна, а вместе со своим сыном от первого брака. Более того, Александр Янукович летом 2014 через своих доверенных лиц передавал протоколы наблюдательного совета для управления ВБР.

По-хорошему, банк должны были конфисковать в рамках уголовного дела против сына Януковича, а затем имущество выставить на продажу. Но отсутствием прогресса в расследовании были поражены даже в Нацбанке. Им, НБУ, чтобы вывести банк Януковича с рынка, пришлось идти на искусственные шаги — вводить временную администрацию в «ВБР», хотя реальных оснований для этого не было — сын диктатора оберегал свой банк от проблем и заводил туда только «чистые» активы. «ВБР» не был банкротом, у него 1,7 миллиарда гривен государственных облигаций и остатки на счетах 1,5 миллиарда гривен.

Конечно, такое промедление с расследованием преступлений ближайшего окружения Януковича не вызывает ничего, кроме возмущения.

Антикоррупционный комитет Верховной Рады, в который я вхожу, принял решение пригласить генпрокурора Виталия Ярему для отчета о расследовании дел против лиц, на которых наложены санкции Евросоюза. Общая позиция членов комитета — прийти должен лично генпрокурор, а не кто-то из его заместителей, которых договорились не заслушивать.

По итогам слушаний комитет будет определяться относительно того, соответствует ли Ярема ожиданиям, которое имеет общество к генпрокурору после Революции достоинства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.