фейсбук

Последний патрон Нади Сваченко

Россиянин из Санкт-Петербурга Игорь Петров сначала попытался разместить этот текст в блоге на «Эхо Москвы», но в публикации ему отказали. Разместил в своем фейсбуке. Мы тоже себе взяли

Она, конечно, умрёт.
Она — настоящий солдат. Стойкий, бесстрашный.
Но и — очень умная женщина.
Голодовкой она не добивается своего освобождения.
Она просто использует то единственное оружие, которое ей сейчас доступно.
Свою жизнь.
Она хочет ценой своей жизни нанести максимальный ущерб врагу.
Это — её последний патрон.
И даже на фоне жутких взрывов на Донбассе, последний выстрел Надежды Савченко, несомненно, прогремит с оглушительной силой.
Как в полной тишине.
Можно отрицать наличие своих войск в чужой стране, можно талдычить про «внутренний конфликт» и «ополченцев», но невозможно, ну никак невозможно будет отрицать очевидный всем факт — Россия, именно Россия, как государство, похитила с территории другой страны военнослужащего этой страны,
и уморила его в своей тюрьме.
Эта чудовищная смерть отзовётся эхом по всему миру.
Это будет разрушительный выстрел.
Это будет выстрел, произведённый самим нашим государством в свою собственную голову.
Какой там, как бы кощунственно не звучало, Сергей Магнитский!
И прискорбно то, что те люди в высоких кабинетах, в чьих руках сейчас находится судьба Надежды Савченко, не могут не понимать последствий её смерти в российской тюрьме.
И ведь умеют они, умеют как-то вырулить из очередной… из очередного тупика, куда заехали!
Вот, например, история с экологами с «Арктик Санрайз». И даже с судом по «Болотному делу».
Да, криво, неправильно, глупо, но хоть так!
Беда в том, что очень всё долго.
Система принятия решений громоздкая и ржавая.
И не осталось в ней, видно, настоящих Офицеров (а кто там ещё вхож?), которые могли бы не просто предложить решение, но — настоять! Доказать. Добиться.
Нет их.
На протокольные съёмки с заседаний без слёз смотреть невозможно. Печальные, скорбные лица.
Максимум — напишут докладную записку. С одной стороны, с другой стороны. Полагал бы целесообразным.
Записку распишут веером в семь адресов для согласования.
Потом примут решение о проведении совещания для выработки позиции.
Потом отложат совещание.
А времени нет.
Кончилось.
И поэтому Надежда Савченко умрёт.
Как настоящий солдат. На настоящей войне.
А её последний выстрел…
Кто знает, что может сделать всего один выстрел…
В безмолвной, гнетущей тишине ущелья, на дне которого мы все стоим (и стоим, и стоим…), взирая,
кто с восхищением,
кто беспечно,
а кто — в ужасе,
на нависшие над головами громады снежных вершин.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.