3441

Связистка Женя: рецепт болотного супа из улиток и убитых солдат

Чтобы не умереть от голода в годы Великой Отечественной войны, молодая девчонка-связистка готовила для своей роты суп из болотной воды. А вместо мяса в нем плавали улитки.

Чтобы не умереть от голода в годы Великой Отечественной войны, молодая девчонка-связистка готовила для своей роты суп из болотной воды. А вместо мяса в нем плавали улитки.

В предпраздничные дни, накануне 9 Мая, когда о войне много пишут в газетах и говорят по телевизору, мелитопольчанке Евгении Евсюковой (в девичестве Саватеевой) особенно тяжело. После фильмов и рассказов ветеранов о тех страшных событиях она плачет, вспоминая свою службу. На войну она ушла красивой 18-летней девушкой. Особая гордость — кудрявые светлые волосы. Но уже скоро они поблекли от пепла и дыма разрывающихся снарядов. Она выстояла бой под Берлином, много дней и ночей провела в белорусских лесах. Без отдыха по нескольку часов в день ползла с катушкой проводов в руках, чтобы советские солдаты могли вовремя друг друга услышать, а командиры — отдать приказ. В воспоминаниях Евгении Ивановны — множество боев и множество потерь.

Тяжело в учении, еще труднее в бою

- Когда меня призвали на фронт, война уже началась, — рассказывает Евгения Евсюкова. — В 1942 году я училась в Красноярском техникуме (Евгения Ивановна родом из Красноярска), пришел приказ Сталина, чтобы все шли на фронт и все отдавали для фронта. Поэтому я прошла военную медкомиссию и была направлена на учебу в училище связи.

Через три месяца, в октябре 42-го, новобранцев отправили на фронт. Девушки-связистки ехали четверо суток в Москву в теплушках (вагон для перевозки скота), после чего их расформировали по батальонам: накормили, выдали мужское обмундирование, постригли «под мальчиков». Теперь молодым девчонкам пришлось привыкать к мужской одежде и короткой стрижке. Пять 18-летних красавиц взяли в руки маршрут и отправились искать свою часть — 1-й Белорусский фронт, 33 армия, батальон связи.

- Когда мы прибыли на место, нас направили в отделение, — вспоминает Евгения Евсюкова. — В нашем распоряжении находился коммутатор на 10 номеров. С того момента нельзя было говорить «алло» или «я вас слушаю» — только позывные. Каждый раз, снимая трубку, нужно отвечать: «Я Ромашка».

Когда 33-я армия первого Белорусского фронта пошла в наступление, девчонки-связистки всюду сопровождали боевых товарищей, обеспечивая им переговоры.

- Помниться пришел заместитель по политчасти, говорит: «Что вы тут сидите, связи нет!» Мне и напарнице Маше Моршиной командир отделения приказал устранить повреждение. Бежим с подругой, за плечами винтовка, в руках моток провода, плоскогубцы, кусачки, лента светоотражающая. Задумались о задании, и даже не заметили летящего самолета противника. Я только услышала крик какого-то солдата вслед: «Куда вы, дурочки, бежите, на вас же снаряды сыпятся?!» Мы подняли головы вверх, и в самом деле, как-будто начался бомбовый дождь. Но деваться-то некуда, необходимо устранить неполадку! Благо, что подул сильный ветер, который, собственно, и уносил от нас немецкие «бабочки».

Солдатская каша

«Сюрпризы» молодую связистку Евгению Евсюкову ждали не только на заданиях, но и даже во время завтрака.

- Нам обычно выдавали сухой паек, коронное военное блюдо — суп-пюре гороховый в брикетах. Один раз мне пришлось готовить завтрак, но для этого передо мной стояла задача раздобыть воду. В лесу еще ночь, ничего не видно, три часа. Смотрю вдалеке что-то блестит, подошла, набрала в казан. Приготовила суп. Накормила всю роту. Спустя десять минут подходит ко мне девчонка-связистка и говорит: «Женя, а что за мясо? Жую, жую и никак не могу прожевать». Мы глянули, а это улитка была, выходит, что я набрала воду из болота. Когда развиднелось, мы с командиром осмотрели этот водоем, а оказалось, в болоте, где я воду набрала, плавали не только улитки, но и убитые немцы, русские, лошади.

Помимо дефицита чистой воды, не хватало и провизии. Евгении Евсюковой порой приходилось обходиться и вовсе без еды. Вот только тогда это было не главным для нее и всех советских солдат.

Победные выстрелы

В последние дни перед победой, Евгения Ивановна находилась под Берлином. Наши войска отчаянно сражались с немцами. Связь невозможно было наладить из-за постоянной перестрелки. Когда же противники начали ожесточенно бомбить, наши ребята, в том числе и Евгения Евсюкова, не знали, куда им спрятаться.

- Я увидела немецкий дзот (длительная заградительная огневая точка), хотела укрыться от обстрела, но ребята меня не пустили, места не хватило. Мы с девчонками побежали в соседний дом. Неожиданно упала бомба на тот самый дзот, и всех ребят, прятавшихся в нем, убило. Меня, наверное, уберег от гибели Бог.

После окончания Великой Отечественной войны Евгения Евсюкова демобилизовалась. Вышла замуж за фронтовика. Некоторое время жила в Берлине, спустя годы переехала Мелитополь, в котором проживает и по сей день.

- Мы так ждали День Победы над фашистами, молили Бога, чтобы только остаться в живых. И дождались!

Ксения Клисак, газета «Наш город»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.