3611

Тамбовский бюст тебе, товарищ

Все, кроме якутского, — подарки от товарищей по партии из Северной Осетии, знак благодарности за помощь Южной Осетии после грузинской войны 2008 года. И это только начало: всего осетинские коммунисты изготовили и отправили в регионы России, в Одессу, Севастополь и Запорожье 24 бюста Сталина разных размеров.

Сталина на них нет. Под День Победы культ генералиссимуса засиял новыми красками – так люди хотят осадить чиновников

Тамбовский областной комитет КПРФ делит здание с магазином автозапчастей и автосалоном. Рядом колония строгого режима и шестиметровый забор промзоны. Но, по мнению секретаря обкома Андрея Жидкова, вид из окон отличный. «Вот я стою у окна и вижу, как рабочие монтируют мемориальную табличку, а на ней написано «Генералиссимус Иосиф Виссарионович Сталин», — рассказывал он накануне Дня Победы. — За памятником забор, а дальше детская площадка. Дети будут играть и спрашивать — кто это, дед? Вот она, преемственность поколений».

Спустя три дня за церемонией открытия бюста Сталина из-за решетки ограды наблюдали двое мальчиков лет пяти, правда, без дедов. Еще трех детей деды привели на открытие с собой. Тамбовский бюст был вторым из трех запланированных коммунистами к 65-летнему юбилею Победы. Такой же бюст был открыт в Оренбурге. Памятник посерьезней — не бетонный, покрашенный золотой краской, а бронзовый — должны были установить в Якутске. Еще один бюст генералиссимуса ждет открытия в Нальчике, готов Сталин для Пензы.

Все, кроме якутского, — подарки от товарищей по партии из Северной Осетии, знак благодарности за помощь Южной Осетии после грузинской войны 2008 года. И это только начало: всего осетинские коммунисты изготовили и отправили в регионы России, в Одессу, Севастополь и Запорожье 24 бюста Сталина разных размеров.

Столько памятников Сталину одновременно в новейшей истории не ставили никогда. Не всем еще нашлось место, но рано или поздно, уверяют коммунисты, все будут установлены. Президент, премьер, партия — все выступают с программными антисталинскими заявлениями, а его изображений все больше и больше. «Сталин — это антиэлитный образ, и реплики “Сталина на вас нет!” — это желание поприжать распоясавшиеся элиты, — размышляет политолог Дмитрий Бадовский. — В массовом сознании он ведь именно элиты громил».

У НИХ ТАМ ДЕМОКРАТИЯ

Интервью Дмитрия Медведева газете «Известия», в котором президент заявил, что никакие успехи страны сталинского периода не оправдывают «то, что было сделано в отношении собственного народа» и что возвращение сталинизма и его символики «абсолютно исключено», появилось как раз накануне открытия бюста в Тамбове. Эти слова совсем не понравились тем тамбовчанам, которые за час до открытия памятника стали собираться у магазина автозапчастей. Они оживленно обсуждали интервью президента.

- Какое Медведев вообще имеет представление о Сталине?! — возмущалась вслух пожилая тамбовчанка с букетом тюльпанов в руках. — Кто ему дал право все это говорить?

- У них там демократия в стране, — мрачно заметил ее ровесник, тоже с тюльпанами.

- Берии стране не хватает! — подхватила рассерженная женщина.

К десяти часам у магазина собралось, по оценке дежурившего наряда милиции, около ста человек. Ветеранов было немного, большинство было из поколения их детей. У ворот сидела женщина с лотком семечек и орехов. Торговля не шла.

Понаблюдать за открытием со стороны пришел и зампред тамбовского «Яблока» Николай Пивоваров. Он здоровался почти с каждым заходящим в ворота. В Тамбове «Яблоко» и коммунисты по многим вопросам сотрудничают, пояснил Пивоваров, как оппозиция «Единой России»: «Отличный митинг против роста тарифов ЖКХ недавно провели, например». Но, конечно, не по части памятника Сталину.

- Они, коммунисты, выступают против приватизации и частной собственности, а памятник открывают на частной территории приватизированного предприятия, — объясняет Пивоваров. — Я им говорю, что это нелепо, но они говорят, что больше негде.

Магазин автозапчастей и площадка перед ним принадлежат ОАО «Тамбовагропромкомплект» депутата облдумы, коммуниста Александра Жалнина. По его словам, коммунисты к властям города даже не обращались: «Сразу было понятно, что из этого ничего не выйдет, ну я и послал их куда подальше». Накануне открытия памятника городская администрация заявила, что даже на частной территории нужно получить у города разрешение. «Это же не какая-нибудь там фигура собаки на дачном участке, а памятник человеку, оставившему след в истории, совсем другой масштаб», — объяснила представитель администрации Ольга Барсукова. Но предпринимать контрмеры городские власти не стали — только прислали трех милиционеров.

Начали с гимна, но до слов «нас вырастил Сталин на верность народу» не добрались. Музыку выключили после первого же куплета. Открывали памятник депутат Думы от Тамбова Тамара Плетнева и товарищ Жалнин. Сняв простыню, Плетнева объявила, что КПРФ приняла решение «устанавливать бюсты Сталина везде где только можно».

- Мы первые ласточки! — воскликнула товарищ Плетнева под бурные аплодисменты. — Мы первые ласточки вслед за Северной Осетией, которая прислала нам этот бюст и в другие регионы тоже отправила. Церковники говорят, что мертвые все видят с небес, и я верю, что ему там, наверху, — Плетнева посмотрела в безоблачное небо, — сегодня стало немного лучше!

Несколько женщин перекрестились.

Потом выдающиеся партийцы выступили с речами. Пять раз прозвучала цитата из Черчилля о том, что Сталин принял страну с сохой, а оставил с атомной бомбой. Потом вручили медали и ордена. Досталось восемнадцатилетнему комсомольцу в майке с надписью Lumen на спине.

- Ведь как молодежь тогда жила! Тогда все было для народа, а сейчас что у меня есть? Доля в совмещенном санузле! — ностальгировала 53-летняя Тамара Оленина, прижимая к себе разморенную солнцем внучку.

- Революция нам всем нужна, по киргизскому варианту. — Она была настроена воинственно. — Мне бы автомат — я сама готова на Белый дом пойти!

ОСЕТИНСКИЕ КОРНИ

Тамбовские коммунисты смогли установить бюст вождя только с четвертой попытки. Сначала хотели в Мичуринске, потом — в Котовске. Не получилось. Тогда депутат облдумы Любовь Милосердова обратилась к горсовету райцентра Рассказово. Горсовет неожиданно поддержал. «Мы хотели провести референдум, но до него дело не дошло», — оправдывается тогдашний председатель совета народных депутатов Рассказова, а теперь просто безработный инженер-электрик Александр Сулье. В новой администрации объясняют, что город не хочет брать на баланс обузу — на уход за Сталиным в городском бюджете нет средств. «А если бы его разбили, еще и ремонтировать за наш счет, а у нас в городе уже были такие случаи: Ленину голову оторвали, а Кирову отбили нос, — оправдывается один из депутатов. — И потом, ну при чем тут Сталин? Он у нас в Рассказове даже не был ни разу!» И Сталин уехал в Тамбов. Рассказовские власти вздохнули с облегчением.

Проблемы у Сталина возникали везде. В Оренбурге его хотели поставить под открытым небом, но областное начальство дало согласие только на место в Музее воинской славы, в павильоне «Тыл — фронту», рядом со станками, на которых вытачивали снаряды. «Сначала мы расстроились, но потом подумали — там надежнее, вандалы не доберутся, — считает заворготделом обкома Вера Чуркина. — Но мы не отказываемся от идеи поставить второй памятник, на воздухе, и уже собираем на него деньги».

Один товарищ, рассказывает Чуркина, накануне Дня Победы повесил на свой частный дом огромный портрет Сталина, 2х3 метра. «В обком пришли из администрации, говорят: пусть снимает, это незаконная реклама! А мы отвечаем: во-первых, это его собственный дом, а во-вторых, это его инициатива. Вы бы видели, сколько туда цветов принесли! Так до сих пор и висит».

Дольше всего длится спор по поводу памятника Сталину в Якутске — полтора года. В Якутии уже есть один монумент в городе Мирный, открытый пять лет назад к 60-летию Победы. Тот Сталин был изготовлен местным скульптором, а для Якутска бронзовое изваяние на трехметровом гранитном постаменте заказали опять же в Северной Осетии, но за деньги: для подарка он был бы слишком дорог.

Об установке памятника перед главой Якутска Юрием Заболевым ходатайствовали не коммунисты, а ветераны, и они же собирали деньги — вместе с доставкой четырехтонный Сталин стоит почти два миллиона рублей. Но Заболев ветеранам отказал, назвав Сталина безжалостным и безмерно страшным человеком, а установку памятника — кощунством. Коммунисты пригрозили главе города импичментом, но открыть памятник в срок, ко Дню Победы, так и не смогли. Сейчас ветераны пытаются согласовать новое место. «У власти тысяча способов заволокитить принятие решения, но воля ветеранов священна, и памятник будет установлен! — настаивает первый секретарь якутского рескома КПРФ Виктор Губарев. — Это памятник всем тем колоссальным успехам, которых достигла наша республика под руководством Сталина. Она даже образована была тогда, когда он был наркомом по делам национальностей!»

Пензенским коммунистам осталось только собрать денег на перевозку и установку бюста перед обкомом партии в проезде Дарвина. Они сразу отказались от идеи добиться от местных властей разрешения на установку Сталина в публичном месте. «Для них важнее храмы, вот их у нас много строят, — говорит первый секретарь обкома Алексей Булин. — Поэтому мы его поставим на нашей частной территории». Транспортировка памятника из Саратова, куда его доставят осетинские товарищи, и его монтаж перед обкомом обойдется, по прикидкам Булина, примерно в 100 000 рублей, и треть уже собрана.

И это только начало, повторяет слова Тамары Плетневой первый секретарь рескома Северной Осетии Казбек Тайсаев: за последние несколько месяцев осетинские коммунисты изготовили для своих товарищей 24 бюста разного размера — бетонные, медные и бронзовые. Все они, как с гордостью говорит Тайсаев, изготовлены по советским еще формам, которые сохранили осетинские скульпторы. «Знаете, в какое-то время в национальных республиках стали делать памятники, которые были немного похожи на них: в Туркмении — на туркмена, в Башкирии — на башкира так далее, — вспоминает Тайсаев. — Наши памятники не такие, это классические образцы, Сталин там именно такой, каким он был, и мы этим очень гордимся».

Три бюста отправили на Украину, где уже есть договоренности с коммунистами Одессы и Севастополя. Остальные останутся в России, многие — на Кавказе, например, в Нальчике. В самой Осетии, по словам Тайсаева, уже не осталось ни одного района, где не было бы памятника или бюста генералиссимусу. В самом Владикавказе, например, поставили медный. За сохранность цветмета Тайсаев спокоен: «Для нас, осетин, Сталин — фигура священная, и во всей республике не найдется ни одного человека, у которого поднимется на него рука. Вандализм совершенно исключен». Как и многие осетины, Тайсаев уверен, что Иосиф Джугашвили — не грузин, а осетин по отцу.

Антисталинские высказывания президента и премьера, по мнению Тайсаева, — это признак начавшейся предвыборной кампании, но они обернутся потерей очков для обоих кандидатов. «Это не те слова, которые люди хотят услышать сейчас, тем более от таких слабых на фоне Сталина руководителей. Они только усилят позиции компартии».

ПОХАБНОЕ МУРЛО

Социологи, впрочем, не разделяют точки зрения осетинского коммуниста. Больше всего россиян — 28% — относятся к Сталину равнодушно, свидетельствует ВЦИОМ. Это в основном молодежь, поясняет директор ВЦИОМ Валерий Федоров. Падает число тех, кто его ненавидит или боится — вероятно, просто по той причине, что для этих людей это не очень актуальный вопрос. Ну а доля одобряющих не меняется: как был каждый четвертый, так и есть.

С одной стороны, споры о Сталине уже не так интересны обществу, рассуждает Валерий Федоров. С другой, он уже не фигура умолчания для КПРФ: партия больше не боится отпугнуть часть сторонников просталинской риторикой. Заявление Медведева о невозможности реабилитации сталинизма лидер коммунистов Геннадий Зюганов (автор книги «Сталин и современность») назвал попыткой переписать историю. «Антикоммунисты вновь демонстрируют свое похабное мурло!» — вторил ему официальный сайт КПРФ.

Среди политиков любой ориентации найдутся те, кто симпатизирует Сталину, утверждает Федоров. Социолог имеет в виду в первую очередь Юрия Лужкова. Один из лидеров «Единой России» настоял на возвращении под купол станции метро «Курская» цитаты из сталинского гимна и не отказался от идеи украсить Москву перед Днем Победы «информационными стендами» с рассказом о Верховном главнокомандующем в годы войны. Лужкова не поддержали даже коллеги по «Единой России», но мэр слабину не дал. Правда, «стенды» повесили не на улицах, а в закрытых помещениях, вроде городских музеев — чтобы защитить их от вандалов и плохой погоды.

В Питере местные «яблочники» залили серой краской портрет генералиссимуса на боку автобуса маршрута К-187. Раскраска (формально — просто наружная реклама на автобусе) была оплачена организацией «Коммунисты Петербурга и Ленобласти» (КПЛО) — они прославились акциями протеста против «клеветы на космических интернационалистов и подпольщиков будущего» в фильме «Обитаемый остров» и исками против раскрашенной версии «Семнадцати мгновений весны». Члены КПЛО призывали сочувствующих разъезжать на сталинобусе, чтобы «никакой маньяк антисоветизма не поднял руку с гвоздем на несущегося по Невскому Сталина». «Яблочники» с баллончиками краски в руках атаковали сталинобус на остановке, но ночью его отмыли, и наутро сталинобус вышел на линию незапятнанным.

Первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников считает, что все нападки на Сталина и попытки запретить его портреты — это «ментальный страх прохвостов всех мастей перед этой мощной фигурой». Впрочем, только в Осетии бетонные и медные Сталины могут чувствовать себя в безопасности. Даже тамбовский бюст вывели на пульт ЧОПа еще на этапе фундамента.

Мария Железнова, Newsweek

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.