6832

Борис Петров запорожский губернатор шокировал КГБ, покорил женщин Тверской губернии и…уволил собственную жену

Когда занял руководящую должность на заводе,.. уволил свою будущую жену. Он гордится тем, что ему не надо «вешать дворники», иногда кричит на близких и считает себя …волком. Запорожский губернатор Борис Петров: о себе как о человеке,

Он вырос в семье военно-морского офицера и мечтал стать моряком. Когда детские грезы разбились о диагноз врачей, он шокировал всех тем, что пришел устраиваться на работу в КГБ. Он помогал уголовному розыску, грузил вагоны, собирал картошку в Тверской губернии… А когда занял руководящую должность на заводе,.. уволил свою будущую жену. Он гордится тем, что ему не надо «вешать дворники», иногда кричит на близких и считает себя …волком. Запорожский губернатор Борис Петров: о себе как о человеке, в эксклюзивном интервью «РепортерUA».

Борис Федорович, у каждого человека есть мечта (цель). Она должна быть, иначе, жизнь не имеет смысла, не к чему стремиться. О чем мечтали и мечтаете Вы?

-Я родился в семье военно-морского офицера — отец был командиром военно-морской базы торпедных катеров в устье реки Кулеви. Первые яркие ощущения в жизни у меня связаны с торпедными катерами и базой. Там впервые услышал радио в наушниках радиста. Мне очень нравилось ходить в форме, которую для меня специально сшили матросы. Еще тогда в раннем детстве появилась мечта стать моряком. В 17 лет она была разбита — по медицинским показателям у меня врожденная особенность зрения. Сказали, что я могу выбрать любое военное училище, кроме морского и авиационного. Для меня это было настоящей трагедией.

И как сложилось с военной карьерой?

- После окончания нашего Запорожского Машиностроительного института (специальность «Промтранспорт») решил — буду работать в Комитете государственной безопасности (КГБ). Взял документы и пришел устраиваться на работу. Там все были слегка в шоке – это был беспрецедентный случай, когда человек с улицы пришел без какой-либо рекомендации. На входе стоял прапорщик, спросил, по какому вопросу я пришел, и позвал начальника отдела кадров. Вышел человек и спрашивает: «Кто вас прислал?». Отвечаю: «Никто». Он опешил, ведь в то время, чтобы устроиться на работу в КГБ, обязательно нужны были рекомендации. Меня, конечно, не взяли. Причем, кроме меня, всем изначально было понятно, что меня в КГБ не возьмут. И когда я уже третий раз проходил комиссию, мне заместитель главного врача «по-секрету» сказала (видимо стало меня жалко, мне было всего 22 года): «Вы что не понимаете, что вы не сможете у нас работать?». Тогда еще не понимал.

Были еще попытки стать человеком в погонах?

- Когда был студентом, некоторое время помогал уголовному розыску. Работал в стройотряде в 1972 году в Васильевском районе. Мы там заработали чуть меньше тысячи рублей. На эти деньги я купил себе транзисторный, очень модный по тем временам, приемник «Океан». Через две недели его украли в общежитии. Пошел в милицию с заявлением, там познакомился с ребятами и начал им помогать. После окончания института, когда уже работал на ферросплавном заводе, человек которому я помогал, стал начальником УГРО в одном из районов Запорожья. Случайно встретились – на улице рядом остановилась «Волга», меня втащили в машину. Порасспрашивал, чем и где я занимаюсь. Привез меня в милицию в отдел кадров и говорит: «Этого парня забираю к себе. Пусть проходит комиссию». Комиссию я прошел, но отказался. На то время уже видел перспективу и рост в металлургии.

С чего началась Ваша заводская карьера?

- Практику проходил на трансформаторном заводе. Потом получил открепление на Урал в Нижний Тагил. Мы только поженились с моей первой супругой. И вот молодые и задорные, полные сил и энергии приезжаем в Нижний Тагил, а в семейном общежитии для нас не нашлось комнаты. Предложили жить в разных общежитиях, но жена была уже в положении, и мы решили вернуться в Москву. Получил открепление на «Днепроспецсталь», где мне предложили работать в службе пути на рабочей должности. Меня это страшно возмутило. Я считал, что государство потратило немалые деньги, чтобы воспитать меня — вот такого «инженера великого» (улыбается). Спорил, спорил и они меня просто отпустили. Так я вернулся на трансформаторный завод, Начал работать в промышленно-техническом транспортном отделе с моим товарищем. Потом он пошел работать в КГБ, куда я сам не попал, а его уговорил. Он уже на пенсии как работник СБУ в чине полковника. До сих пор поддерживаем связь. Ну а я тогда ушел в металлургию.

И что было потом?

- Ушел на ферросплавный завод, где работал мой друг. На начальника цеха не пошел, я железнодорожник все же. Мне поначалу казалось, что там разговаривают «на китайском для меня языке». Пошел составителем и всего за три года (с 1976 по 1979) прошел весь путь до начальника железнодорожного цеха. Это очень хорошая школа жизни.

Мне нравилось работать в металлургии и зарабатывать на то время приличные деньги. Даже работая начальником цеха, выходил на подработку в выходные – это было совершенно не зазорно. Ведь, кроме того, что я зарабатывал деньги, получал еще дополнительный опыт и информацию. Таким образом, занимая должность начальника цеха, по выходным работал составителем поездов – в подчинении тех людей, которые подчинялись мне в течение остальной рабочей недели.

А другие начальники не отговаривали вас от такой подработки? Не говорили, что это неправильно?

- На предприятиях, особенно металлургических, это, конечно, не принято. Там люди совершенно другого склада. Нужно показать, что ты можешь. Вот если ты покажешь, то хорошо, нет – коллектив тебя не примет.

Когда работал начальником цеха погрузки-выгрузки, у меня было 55 грузчиков в подчинении. Весной 1977 года вместо отпуска поехали в Тульскую губернию собирать картофель. При этом грузчик был там у нас бригадиром, а я пахал наравне со всеми. Все село выходило смотреть, как хохлы работают. Мы за первые 20 дней сделали столько, сколько они за 2 месяца всем селом вместе с городскими. Говорят: «Если бы наши не пили, они бы вообще не работали. А хохлы не пьют и работают». Мы действительно не пили, хотя контингент был разный. Из 55 грузчиков было 20 человек, которые отсидели в местах не столь отдаленных — по одной, две и три «ходки» было. Часто поломанные из-за глупости судьбы. Но в основном это были люди, на которых можно положиться. Когда мы из губернии уезжали, местные рыдали. Очень много женщин было без мужчин, потому что мужики спивались. Как местные рассказывали, был у них один, который не пил – потому что больной и нельзя ему пить. Так они его избрали секретарем парткома. Такая вот жизнь.

А как же Вы попали в политику?

- Когда работал директором завода, мы получили все возможные Международные сертификаты качества продукции, это очень сложный процесс, так просто их купить нельзя. Но были некоторые внешние факторы, которые влияли на работу предприятия. Тогда пришла мысль, что отстаивать интересы 4-тысячного коллектива возможно, если стать депутатом областного совета. Как раз было свободное место, и я стал депутатом. Пришлось заниматься политикой, чтобы помочь заводу.

Мне очень нравилось работать директором предприятия. Но говорят, что на одной должности человек не должен задерживаться более пяти лет. Через пять лет работы решил, что это не так и я уйду не раньше, чем через 10 лет. Позже, когда встал вопрос: куда идти? Решил — в Верховную Раду. К тому времени уже попробовал политику на вкус. Было желание и возможности, амбиции появились: я молодой, активный директор, смог со своей командой поднять предприятие. Для себя решил, что вполне могу идти по мажоритарке в Верховную Раду.

А почему же не пошли?

-Меня Евгений Карташов не отпустил. Тогда для меня губернатор – это было выше солнца, первое лицо области. Сейчас понимаю, не надо было спрашивать, надо было идти. Прошел бы или нет уже второй вопрос. В моем округе тогда стал нардепом Александр Пеклушенко, его поддерживали. А мне предложили возглавить партию, мол, мы тут посоветовались (Сацкий, Богуслаев, Бастрыга) — надо развивать партию. Дали ночь на раздумья. А на следующее утро приехал Семиноженко и меня с ним познакомили уже как руководителя партии. Хотя тогда официального ответа я еще не дал. Акционеры были против, они понимали, что потребуется финансирование. Забегая вперед, скажу, что было время, когда меня бросили один на один с партией. Сложный период. У руля другая партия и губернатор вынужден двигаться в указанном ею направлении, а меня тогда просто бросили. Но ничего, мы сумели все организовать – в марте будущего года будет 10 лет партии. В основе руководящего состава областной организации – выходцы с «Укрграфита». Кто-то остался там, кто-то со мной сейчас работает в администрации.

Вы считаете себя хорошим политиком?

- По большому счету, не считаю себя политиком. Это не совсем мое. Сегодня уже можно открыто говорить, что я не очень комфортно чувствовал себя в зале Верховной Рады. Вот когда пришел в этот кабинет, на следующий день сказал: это на 100% мое. Здесь нужно пахать и отвечать за свои слова. А в Верховной Раде можно просто обращаться к народу. Вообще считаю неправильной практику прямых эфиров из Верховной Рады. Потому что выступающие думают не столько о работе, сколько о том, что увидит и услышит публика. Я бы слушания сделал закрытыми, а голосование в прямом эфире, чтоб знали, кто за что голосовал, и отвечали потом за свои решения.

Ваши жизненные принципы? Менялись ли они?

-Честность и порядочность — это мои принципы. Есть такой анекдот. «Один другому говорит: «Я себе не нравлюсь. Когда смотрюсь в зеркало, плюнуть хочется». Ему в ответ: «Ты дворники повесь и все будет в порядке». Так вот я счастлив, что мне не надо «вешать дворники». К себе отношусь очень критично. Как и всякий человек, могу допускать ошибки. Очень эмоциональный, и от этого иногда страдают близкие мне люди. Все, с кем работаю, знают, что кричать могу только на близких людей, не обижаются. С теми, с кем не хочу работать, просто не общаюсь. Если не понимают чего-то и объяснять бесполезно, то зачем тратить время? А вот тем, кто находится рядом со мной – им приходится пахать и на работе и дома. У меня есть сын, у него свои принципы, он говорит: не хочу работать на такой работе, как у тебя. Пошел по своему пути, но я точно знаю, что он честный и порядочный человек – это главное. Так вот он находит время, чтобы уделить его маме, бабушке. У меня это получается редко. Мама сейчас лежит в больнице, я очень дорожу даже тем, что слышу ее голос. Сам себе говорю: ну ты же должен хотя бы раз в три дня посетить маму, но не получается… Просто не получается…

Как вы отдыхаете?

- Очень люблю природу и путешествия. Побывал во многих странах мира. Но, как ни странно, ни в одной из них не хотел бы жить. После Мадагаскара вообще чуть ни целовал землю Украины. Очень люблю Крым. В пятницу сажусь в машину и еду в Ялту. У меня там квартира в семи минутах ходьбы от моря.

Вы верующий человек?

- Я верующий человек в душе. Всегда помню: не суди да не судим будешь. И на себе проверял: каждый негативный поступок обязательно возвращается.

Говорят, что мужчины не просят прощения и не плачут. Вы согласны с этим? Что может заставить заплакать такого мужчину, как Вы?

- Просить прощение – это достойно уважения. Особенно если ты действительно не прав. Не все умеют признавать ошибки. Я много раз просил прощения. А насчет того, что мужчины не плачут… Да плачут мужчины! Просто никто этого не видит. Они плачут на плечах мам и любимых. Что может заставить меня заплакать? Иногда я плачу, потому что мне жаль человека. Если вообще говорить об эмоциях, очень люблю собак, у меня их четыре.

Вы публичный человек и о Вас многое говорят. Предпочитаете оправдываться или считаете, что этого делать не нужно?

- Не поддаваться на провокации и не оправдываться иногда сложно. Для меня самое главное – справедливость. В нашей стране, зачастую, правда и политика – несовместимые вещи. Моя семья на неправдивые слухи обо мне уже практически не реагирует. Раньше клевету и ложь я воспринимал болезненно, сейчас стараюсь не принимать близко к сердцу.

Кстати, о семье. Как Вы считаете, почему женщина, которая с Вами рядом, выбрала именно Вас?

-Я был молодой, красивый, подтянутый, умный коммерческий директор предприятия. Почему же не меня? Она работала у нас на заводе и когда мы поняли, что это действительно любовь, мне пришлось ее уволить. Думаю, что любовь и работа – несовместимы.

А что Вы цените в женщинах?

-Люблю самостоятельных, умных, активных женщин, которые крепко стоят на ногах. Которые любят себя. Моя супруга такая. Она сама себя создала.

Если бы Вам предложили провести ассоциацию: с каким бы животным вы себя сравнили?

- По гороскопам я рак – дракон. А в жизни… наверное, волк или собака. В хорошем смысле этого слова.

У вас есть далекая мечта? Когда работа останется далеко позади, а впереди — возможность быть просто рядом с близкими Вам людьми…

- Я вырос на море и думаю, что, когда-нибудь уйду в море на яхте. Недавно общался с одним мореманом, который мне сказал: человек, который уходит в море на год, возвращается совершено другим. Море — это стихия, которая очищает от всего негативного, что довелось пережить.

Елена Киреева, РепортерUA,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.