9460

Губернатор пивных кружек

У главы облгосадминистрации дома хранится почти 2000 пивных кружек. Своих гостей губернатор вполне может удивить и оригинальной «картинной галереей», расположенной во дворе в беседке.

«Родовое гнездышко» губернатора Бориса Петрова в Нижней Хортице, где недавно побывала группа запорожских журналистов, больше, на мой взгляд, смахивает на музей, нежели на место, где обитают люди

Судите сами: на достаточно скромной территории в доме, бане, пристройке и в беседке во дворе помещаются коллекции пивных банок, пивных кружек, холодного и огнестрельного оружия, а также «картинная галерея» из шкур животных.

Особая гордость хозяина, имеющего явную страсть к собиранию различных раритетов, — безусловно, уникальная коллекция пивных кружек, первые экземпляры в который появились лет 15 назад. Сейчас в застекленных шкафах, на полках и на стенах 1987 (!) экземпляров из почти полсотни стран мира! Все кружки­экспонаты описаны, сфотографированы, и информация о них, вместе с историей появления, хранится в многочисленных альбомах, которые заполняет исключительно сам Борис Петров.

­ Идея собирать кружки возникла, когда появились банки с пивом, – рассказывает Борис Федорович, который честно признался журналистам, что не помнит, какая именно кружка была в коллекции первой (можно было, конечно, заглянуть в альбом, но мы не очень­то и настаивали на ответе). ­ Когда начиналась коллекция, я ее наполнял интенсивно. Был директором предприятия (ОАО «Укрграфит». – И.Е.), работа была связана с зарубежными командировками. Ходил по антикварным магазинам, в Англии, например, захаживал на «блошиные рынки». Сейчас могу – случайно – заглянуть в антикварный магазин, но цены там….

Еще один вариант пополнения коллекции — бары. Захожу и вижу кружку, которой у меня нет. Спрашиваю бармена: «Сколько?» «Не продается», «А если я разобью? Продайте, у меня коллекция». В восьми случаях из десяти дарят, в двух — за рубежом — бармен говорит: «Подождите». Идет куда­то в подсобку и выносит кружку.

История последней кружки такая. Ехал в аэропорт в Киев, увидел в баре кружку «Львов. 1815», у меня такой, естественно, нет. «Нет, не продаем». Уговаривал ­ уговаривал – ни в какую! Ладно, говорю, продайте, я все равно напишу, что подарок бара. Прибежала хозяйка: «Мы вам дарим». Но сейчас, надо сказать, процентов 80 привозят из­за границы друзья.

Борис Петров достает из шкафа самые интересные, по его мнению, экземпляры и продолжает рассказ:

­ Эту подарили на Гаити командиру военного корабля, она одна из самых старых. На кружках не принято писать даты, но когда их дарят, то могут написать. Вот написано «1861» ­ год отмены крепостного права. Есть 1821 года — типично английская кружка. Думаю, некоторые кружки и старше, но доказать это не могу.

В коллекции есть кружки из металла, стекла (очень люблю из стекла с металлом), керамики, серебра, кожи, камня, бересты, есть интересные украинские экземпляры. Многие памятны тем, что дарили их люди, которых сейчас уже нет. Например, кум мой Вадик Джерихов, депутат областного совета прошлого созыва.

Много оригинальных полковых кружек. На них написано о подвигах, есть фамилии офицеров. Каждый из них, заметьте, имел такую кружку.

Процентов 75 – производства Германии, из них около 50 штук «пришли» в вещмешках солдат. В войну ведь доставалось генералам свое, офицерам – свое, солдатам – свое. Кружки эти антиквары за копейки скупали. А сегодня, к примеру, кружки времен Первой мировой войны более 1000 долларов штука.

Такой коллекции, как у меня, считаю, ни у кого больше нет. Я иногда в шутку говорю супруге: «У тебя будет возможность потом заработать на этом деньги». Ведь за эти 15 лет стоимость коллекции выросла значительно.

­ Борис Федорович, а как вы ухаживаете за своим достоянием?

­ Открытые кружки протираю два раза в год – весной и осенью, закрытые – раз в год. На это уходит часов 8, а то и целый день.

­ Интересно, а вы используете раритеты, большинство из которых просто уникальные, по их прямому назначению?

­ Нет. Тот, у кого коллекция, пьет из простых стаканов.

КАРТИНЫ …ИЗ ШКУР

Своих гостей губернатор вполне может удивить и оригинальной «картинной галереей», расположенной во дворе в беседке. На потолке и стенах здесь – шкуры животных, помещенные в рамки.

­ Лет шесть назад я был в Австралии, там увидел беседку, в которой двойная крыша, – делится Борис Федорович. – Вернулся и решил сделать что­то подобное и у себя.

Потом пришла идея разместить в беседке рамки со шкурами животных. Первая шкура, по словам Бориса Петрова, привезена из Австралии, вторая – из Норвегии, есть с Печоры несколько шкур росомахи.

­ Одну моей жене когда­то жених подарил, – уточнил губернатор. – Из того, что я убил, здесь нет ничего. Кстати, последние несколько лет на охоту не хожу, хотя полный дом оружия — после того как в конце охоты при мне начали стрелять во все, что движется…

­ А меховые «картины» на зиму в дом убираете?

­ Ничем их не обрабатываю, ничего на зиму не снимаю. Зимой закрываем беседку пленкой и здесь, бывает, отмечаем Новый год, ведь в доме нет большого помещения, где весь народ мог бы собраться.

…Журналисты гостили у губернатора около пяти часов. Борис Петров провел экскурсию по территории (земельный участок, который ему выделили под застройку в 1988 году, – 16 соток, хотя по документам здесь на сотку меньше), завел в баню – свое «любимое место, где хорошо отдыхается после общения с журналистами», показал комнаты в доме, где спит, работает, ест и занимается спортом (в две спальни не заводил – мол, жена против, чтобы в них водили чужих), а также «дракона­стопятку» – «Тойоту», на которой ездил в дальние путешествия.

Закончилось наше пребывание застольем, во время которого разговоры «за жизнь», о политике, о ситуации в области продолжались за шашлыками, ухой и жареной рыбкой под водочку, вино и самогонку (ее нахваливал хозяин). Обычный график губернатора мы явно сбили, покинув гостеприимного хозяина, когда на улице уже была ночь.

ЕСТЬ ВОПРОС!
Почему семья осталась в Киеве

­ Со мной очень тяжело рядом находиться. Я приезжаю с работы около 9 вечера. Но обычно — чуть позже. Быстренько ем и сажусь читать почту. До полдвенадцатого. При этом у меня может быть 25 звонков или 50.

В 5.30 каждый день звонит будильник, встаю в 5.50. Потом 5 км на тренажере­дорожке выхаживаю. Полтора часа занимаюсь. Если нужно улетать, поднимаюсь в 4 утра и занимаюсь 20 минут. Такой у меня график.

Супруга говорит: «Если ты скажешь, мы будем рядом с тобой». Я говорю: «Слушайте, я в Киеве бываю каждую неделю, давайте я буду к вам лучше приезжать, чем вы будете мучиться здесь со мной».

­ Получается, у вас любовь на расстоянии.

­ Разлука, говорят, сближает, но иногда не с теми, с кем на расстоянии (смеется). А если серьезно, то самая большая проблема — дефицит времени, его действительно не хватает.

ОТ «ИЗ».

В Киеве у Бориса Петрова остались жена и дочка. У Бориса Федоровича еще есть сын от первого брака Роман, который может жить в доме на Нижней Хортице в отсутствие папы. И стоящая во дворе «Тойота», по словам Бориса Федоровича, принадлежит сыну.

Кстати, на вопрос, сколько у него детей, Борис Петров ответил так: «У меня сын и дочь, по крайней мере, из тех, кого я знаю» и засмеялся.
Егорова Ирина, Индустриальное Запорожье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.